Ноябрьские терриконы

Дорога к лесам карбона

На ноябрьские праздники мы отправились на небольшую прогулку длиной в три дня… и триста двадцать миллионов лет. Чтобы погулять по лесу каменноугольного периода, нужно доехать до станции Шахтная Ростовской области. Есть «быстрый» поезд, который идет около пятнадцати часов и делает возможным такую экскурсию из Москвы даже на выходные.

Общий вид террикона

На подъезде к городу Шахты пейзаж за окном начинает меняться. Монотонность ровных степей нарушают возвышающиеся то здесь, то там похожие на вулканы горы. Горы эти рукотворные, и имя им — терриконы. Они представляют собой отвалы породы, которую вытащили из шахтного ствола, чтобы добраться до продуктивного слоя каменного угля.

Отвалы глинистых сланцев

Терриконы Ростовской области, хотя и служат украшением пейзажа, таят в себе скрытую опасность: иногда они начинают гореть. Если от высокого давления внутри террикона загорится сера, она даст достаточную температуру для воспламенения углесодержащих сланцев, а дальше весь террикон начинает гореть изнутри, и остановить этот процесс практически невозможно.

Фрагмент плауновидного

С первого взгляда сразу видно, горел террикон или нет: не затронутые пожаром почти черные, а горевшие имеют характерный красный цвет обожженной глины. Передвигаться по последним следует с осторожностью: в них могут оказаться скрытые выгоревшие пустоты.

Плоский отлив ствола каламита

«Наш» террикон — черный. Впрочем, гору или вулкан террикон бывшей шахты Наклонная напоминает меньше всего: последние годы его активно разбирают на щебень, и все сооружение представляет собой невысокий, хотя и значительный по площади подъем с плоской вершиной. Большая часть террикона состоит из довольно крупных глыб темных глинистых сланцев, которые и служат основным источником окаменелостей. Забегая вперед, скажу, что попытки поискать что-то интересное на небольшом «красном» терриконе по соседству также были, но не увенчались успехом: было найдено только нечто, отдаленно напоминающее контуры растений, а все отпечатки оказались деформированными — скорее всего, из-за воздействия высоких температур.

Neuropteris

Первые отпечатки птеридоспермов — семенных папоротников карбона — начали попадаться еще на ведущей к террикону грунтовой дороге. Сохранность была неважной, а времени мало, поэтому мы решили не тратить на них много времени. И правильно сделали: то, что мы обнаружили на самом терриконе, превзошло все ожидания. Я-то думал, что отпечатки и углефицированные остатки растений — большая редкость, и надеялся привезти хотя бы пару плиточек. Оказалось, что на всем терриконе сложно найти камень, из которого не выглядывали бы какие-нибудь, хотя бы с трудом различимые, части растений!

Alethopteris

Впрочем, тут же встала другая проблема: как добыть действительно хорошие образцы и не загромождать место в рюкзаке многочисленным мусором? В этом плане отсутствие собственного автомобиля — несомненный плюс при поисках на терриконах. Имей мы возможность утащить с собой неограниченный запас находок, набралась бы целая гора, не подлежащая разбору в принципе. А здесь — пришлось немного подумать и выработать оптимальную методику.

«Золотой» Neuropteris с частичной пиритизацией

Методы поиска и сбора сильно отличаются от привычных нам по карбону Подмосковья. Во-первых, большая часть того, что лежит на поверхности, уже подверглась выветриванию, растворению и окислению, и поднять достойный образец прямо с земли практически нереально. А, во-вторых, формирование отложений Восточного Донбасса шло в условиях чрезвычайно быстрого осадконакопления.

Фрагменты вайи Alethopteris

На практике это означает, что условия захоронения и, следовательно, сохранность отпечатков во всей толще 20-30-сантиметровой плиты, скорее всего, будут сходными. Так что самый эффективный способ — искать плиты значительной толщины с проглядывающими между слоями фрагментами приличной сохранности, складывать их в одно место, после чего методично послойно разбирать: из разных слоев одной и той же плитки можно получить несколько хороших образцов.

Отпечаток стебля каламита и разрозненные фрагменты Neuropteris

Самый массовый материал — перистые вайи (как правило, их фрагменты) птеридоспермов Alethopteris. Семенные папоротники рода Neuropteris с округлыми листочками, вероятно, занимали не менее значительное место в экосистеме, но были более хрупкими. Они, как правило, обнаруживаются в виде разрозненных «листочков». Фрагмент вайи Neuropteris «в сборе» — значительно более редкая находка. Очень распространены стебли хвощевидных каламитов и побеги плаунов. А вот главный «символ эпохи» — гигантский Lepidodendron с фактурным стволом, чем-то напоминающим поверхность ананаса, попался лишь единожды, причем в довольно фрагментарном и окатанном виде.

Плитки с флорой на месте находки

На заброшенном терриконе находились и другие люди. В основном — сборщики угля, складывающие в большие мешки остатки антрацита. С поверхности весь уголь давно собран: видимо, поэтому некоторые работали, нарушая все мыслимые правила техники безопасности. А конкретнее — разбирая лопатами отвесную стену породы прямо над собой. Впрочем, были и более осторожные люди: они просто удобно устраивались на склоне в позе человека, собирающего ягоды, и методично складывали в мешок последние крохи ценного топлива. Никаких взаимных контактов (или, тем более, конфликтов) не было: нас не интересовал антрацит, а сборщикам были безразличны сланцы. Если и было какое-то подобие навязчивого интереса, то в основном со стороны таксистов. Оно и понятно: вообразите, что от одного из московских вокзалов три человека с рюкзаками вызывают такси, скажем, до городской свалки!

Небольшой «красный» (горевший) террикон

Об опасности терриконов для здоровья написано немало. Действительно, когда террикон горит, воздух наполняется ядовитыми парами — не говоря уже об опасности обрушения или даже взрыва. А некоторые источники указывают на повышенный радиационный фон. Это уже серьезно: не только с точки зрения кратковременного нахождения на терриконе, но и — особенно — при хранении находок дома. Я решил перестраховаться и проверить образцы. Все оказалось далеко не так страшно: средний фон находок — от 10 до 14 мкР/ч, на некоторых включениях прибор показывал до 20 мкР/ч, но не выше (стоящая рядом кружка, из которой я пью чай, «фонила» больше, чем многие из находок). Единственно, чего, пожалуй, делать не стоит — это держать десятки килограммов плиток с флорой карбона под собственным диваном.

Послойная разборка плиток

Возвращались с террикона уставшие, но довольные. Ломили руки, спина, рюкзак грозил разорваться… Но, если уж выпало три праздничных дня — так использовать их нужно по полной. Ранний подъем, короткая пробежка до станции — и на двух электричках в Таганрог!

Архитектура Таганрога

Небольшое предупреждение для желающих погулять по этому городу. В Таганроге привокзальная часть ярко выражена и занимает довольно значительную площадь. Выглядит она, как огромный рынок со всеми худшими чертами девяностых: орущая музыка и обилие аляповатых вывесок, за которыми часто не видно самих домов. Отсюда хочется убраться как можно скорее.

Таганрогский трамвай

По мере приближению к морю, ситуация резко меняется. Таганрог внезапно превращается в живописный южный город со светлыми улицами, большим количеством зелени и старинных домиков, часто украшенных роскошной лепниной в мавританском или греческом стиле.

Лепнина в греческом стиле

Кое-где сохранилась старая, отполированная временем брусчатка. Особый колорит придают городу древние трамвайчики: они до сих пор исправно ездят, хотя и не очень понятно, как.

Старая улочка, вымощенная брусчаткой

На одном из домов видим рекламу выставки: «Монстры, динозавры, чудовища. Эволюция и борьба видов». Ну как не зайти? Тем более, что выставка проходит в здании вокзала, а до обратной электрички еще достаточно времени.

У входа посетителей встречает карикатурное существо со слоновьими ногами, верхняя часть которого отдаленно напоминает тираннозавра. Покупаем билет, заходим… Внутри — настоящее лазерное шоу, кстати, неплохо сделанное: все вокруг сверкает, перемигивается, рычит… Но сами реконструкции… Я бы переименовал выставку в «Современный палеоюмор» или что-нибудь в этом роде.

Грустный птеродактиль

Сначала — совершенно абстрактные (и увеличенные раз в пятьдесят) модели трилобитов и девонских рыб. Рядом с абстрактным же плюшевым паучком почему-то стоит табличка «Пауки карбона». Стройный ютараптор с дронтоподобной головой вытянулся по стойке «смирно», распрямив в локтях совершенно гуманоидные «руки». Рядом задумчиво засел в позе роденовского «Мыслителя» (или грустного рептилоида) птеродактиль. Тираннозавр вообще целиком не поместился — только голова с выпученными глазами. В общем, заряд положительных эмоций на обратную дорогу был обеспечен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *