Остатки карстовых пещер в Хатуни?

Хатунь, находящаяся в Ступинском районе Московской области село историческое. Точнее, не село, а целый исчезнувший город, основанный в XII веке. Со временем он потерял свое значение, и о славном прошлом напоминают лишь остатки валов и белокаменные надгробия, разбросанные по вполне современного вида сельскому кладбищу. Сохранилась еще церковь конца XVIII века и несколько исторических домов, но в целом на поездку маловато. Нас привело в Хатунь желание найти интересные геологические объекты: крутые берега Лопасни местами обнажают толщи известняков среднего карбона, а еще для Ступинского района характерны проявления карста и находки арагонита «пещерного» вида.

Хатунь. Водопад

Первые небольшие скалы начались на северной окраине села; ими же и закончилась слабо натоптанная тропинка вдоль берега Лопасни, уступив место зарослям недотроги и крапивы. Нависающий козырек образовал подобие небольшого грота-пещерки, а рядом стекал со склона довольно бурный ручей. Поползав по гроту, я поднял с земли несколько камней и стал их разбирать молотком.

Церковь в Хатуни

Внезапно в расколе сверкнул перламутр. Что это? Перламутровые арагонитовые раковины из нашего среднего карбона обычно переходят в кальцит, либо чаще замещаются соединениями кремнезема. А здесь вполне современного вида гастропода.

Первое, самое простое объяснение пришло в голову быстро: бетон. Кто-то намесил раствора и залил им щели в скале. Для укрепления провала, «чтобы меньше проваливался». Действительно, пористая порода немного напоминала бетон, а в ручье еще и куски старого кирпича (как потом выяснилось, смытого сюда из разрушающейся кладки вокруг родника, расположенного выше по ручью).

Скалы близ Хатуни

Идем дальше. Следующий ручей уже серьезнее. Настоящий каскад из маленьких водопадов, живописный и вдвойне необычный для Подмосковья. Даже втройне потому, что большинство подмосковных водопадов, даже гораздо меньших, многократно упоминаются в литературе и Сети, а об этом ни слова, если не считать очень отрывочного описания на Викимапии с невразумительными картинками.

Плывущий уж. Хатунь

Смотрю камни в ручье. Каждый второй тот же пористый «бетон». Спустя сотню метров, находим еще одну группу небольших скал, изрезанных многочисленными нишами. В некоторых из них видны остатки сталактитов штука, довольно рядовая для Старицы, но редкая для юга Подмосковья. Подбираю несколько отвалившихся камней здесь. Они уже достаточно плотные, на пористый бетон никак не похожи.

Раковина гастроподы и кость млекопитающего в натечном арагоните. На верхнем образце видна арагонитовая корка

Здесь должна встретиться классическая карбоновая фауна: хотя бы фрагменты брахиопод и членики морских лилий. Смотрю на скол. Что такое? Еще одна гастропода, явно пресноводная. По виду небольшой, но вполне классический прудовик. Может быть, в карбоне было что-то подобное, а здесь мы имеем дело просто с редкой формой сохранности?

Раковина гастроподы

Вскоре следует и совсем странная находка, расставившая все по своим местам. В расколотом камне вырисовывается трубчатая кость. Млекопитающего! Минерализованная, но довольно хрупкая.

Фрагмент кости млекопитающего

Приглядываюсь внимательнее к собранным образцам. На склонах читаются характерные арагонитовые «корки», покрывающие фоссилии. Каким образом остатки неогеновой (а то и вовсе голоценовой) фауны могли попасть в известняковые скалы? Мне пока что видится единственное объяснение.

Река Лопасня

Несколько сотен (а может быть, и тысяч) лет назад здесь была система обводненных пещер. Были ли это пещеры в привычном понимании, проходимые для человека, или нет, сказать сложно. Но млекопитающие среднего размера (судя по фрагменту кости, с барсука), не говоря уже об улитках, «заходить» туда могли.

Остатки сталактитов

Известковая вода слой за слоем откладывала слои арагонита на органических остатках и вызывала рост сталактитов и натечных корок, пересохшие остатки которых попадаются здесь в изобилии. Так эти странные окаменелости оказались внутри конечно, не каменноугольного известняка, а покрывающей его толстым слоем арагонитовой корки. Потом подземная река пересохла или сменила русло, арагонит потерял воду и стал рассыпаться, вызывая частичное обрушение известняковых глыб. А застывшие в камне пресноводные гастроподы и кости заставили поломать голову над разгадкой. И пористый «бетон» вовсе не бетон, а известковый туф — травертин, состоящий в основном из арагонита.

Золотая осень на водопаде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *