Ищем новые места

Зачем люди путешествуют? Если отбросить общие фразы вроде того, что «тяга к странствиям заложена в человеке изначально», причин может быть несколько. Бывают путешественники-«коллекционеры»: им важно отметить в качестве посещенных как можно больше точек на карте. Встречаются те, кто интересуется какой-то одной узкой темой (например, жизнью и творчеством определенного исторического деятеля) и посещает связанные с этой темой места. Есть люди, для которых важна новая визуальная информация: например, интересные ландшафты или города… Можно придумать еще десятки причин, но все в конечном итоге разобьются на две большие группы: путешественники-потребители и путешественники-творцы. Первые активно пользуются готовыми маршрутами из путеводителей (а то и услугами туристических компаний), вторые же — прокладывают маршруты сами, сопоставляя множество источников и пытаясь открыть что-то новое. Именно для тех, кто решил пойти по второму пути, и предназначена эта статья.

Ищем новые места

Процесс поиска, пусть даже неудачного, всегда захватывает и наполняет путешествие дополнительным смыслом. Предположим, вы интересуетесь романским стилем в архитектуре и решили посетить один из европейских городов. Можно взять готовую схему и обойти все соборы и церкви этого времени, а можно «копнуть» глубже. Например, поискать информацию о каменоломнях, из которых брали материал для собора и попытаться обнаружить то, что от них осталось. Съездить в соседний город, где родился украшавший собор резчик по дереву и отыскать в стенах более поздних построек фрагменты кладки того времени — возможно, дома, где он родился. Обнаружить на заброшенном сельском кладбище фрагменты надгробия, выполненного тем же скульптором, который изваял фигуры святых на соборе. Если соберется достаточно материала, на его основе можно написать целую научную работу (или, как минимум, приключенческий роман).

Что искать?

Ищем новые места

Здесь проще всего коллекционерам. Не тем, которые были упомянуты в начале статьи, а самым настоящим: собирателям предметов старины, окаменелостей, минералов и других артефактов. Предмет интереса уже есть — значит, ищем места, в которых они могут «водиться». Причем — не описанные в других источниках, а новые. Не стоит такого вопроса и перед художниками и фотографами: конечно же, новые пейзажи и виды, подходящие к авторской задумке: например, поиск идеального места для той или иной постановки. Любители природы могут «охотиться» за редкими видами растений и животных, этнографы и собиратели фольклора — за незаписанными легендами или малоизвестными обычаями, а спелеологи — за новыми, еще не пройденными пещерами. Но не стоит зацикливаться на единственной цели: можно поехать искать одно, а найти нечто совсем другое, но не менее интересное.

Например, собрались мы как-то на майские праздники на поиски окаменелостей в Костромскую область. Когда прибыли на место после дальней дороги, были разочарованы: река разлилась так, что о доступности нужных слоев речи быть не могло. Для очистки совести решили навестить второе предполагаемое место километрах в пятнадцати — его, конечно, постигла та же участь. Но, проходя мимо многочисленных вымерших и заброшенных деревень, наснимали прекрасную коллекцию удивительных резных наличников, отличающихся здесь огромным разнообразием. Поскольку все дома находились в аварийном состоянии, скоро эти фотографии, видимо, будут представлять историческую ценность.

Где искать?

Ищем новые места

Первое, с чего нужно начать подготовку — это сбор и анализ самого разнообразного материала: от старых карт до «диких слухов» и рассказов местных жителей. Возьмем для примера палеонтологию. Предположим, что нас интересует Московская область, а на дворе — ранняя весна. У нас палеонтологические точки представлены в основном двумя периодами: юрским и каменноугольным. Что за субстанцию представляет собою размокшая юрская глина ранней весной, мы также хорошо знаем, а потому оставим ее на сухое лето. Смотрим геологическую карту и сразу видим, пусть и в общих чертах, где выходит карбон. Но это еще не все: каменноугольные известняки у нас залегают под слоем почвы и четвертичных отложений — значит, надо искать береговые обрывы или «дырки» в земле (как правило, это старые карьеры). Прикинуть, может ли обрыв вскрыть известняки или пройдет лишь по верхнему слою глин, нам поможет карта хорошего масштаба с прорисованными горизонталями, а старые карьеры удобно искать с помощью Wikimapia (пригодятся в этом и старые карты).

Именно так мы в начале апреля нашли очень живописный и замечательный находками оттуда небольшой карьерчик в Ступинском районе, не описанный, насколько я знаю, ни на одном палеонтологическом ресурсе. Его верхние, более рыхлые слои содержат богатую фауну, а отвалившиеся из нижних ярусов глыбы наполнены прекрасными образцами арагонита, причем в очень разнообразных формах — редкая для Подмосковья штука.

Методы поиска

Ищем новые места

Если вы не хотите «изобрести велосипед» и найти то, что давно уже найдено и описано, стоит потратить чуть больше времени на изучение имеющихся источников. Считаете, что нашли новое интересное место — не поленитесь наложить его на карту и посмотреть, что там есть из уже описанного. В качестве примера приведу историю о том, как мы заново открыли Хитрую.

Хитрая — подземная каменоломня в Тверской области, недалеко от города Старица. Она занимает один блок с несколькими пещерами-каменоломнями — Бродяжьей, Трехочковой и другими. Блок в спелестологии — это участок местности, ограниченный естественными препятствиями (обычно рекой и оврагами), за которые подземные ходы выходить не могут. Наложение топосъемок пещер на карту местности тогда произведено еще не было, но было очевидно, что между Трехочковой и Хитрой имеется большое «белое пятно». Пошли на разведку. Точильные рвы есть, копать можно, но нет вожделенной «халявы»: здесь дерево неудачно лежит, там точильный ров оплыл… Забраковывая поочередно каждое из мест для шурфа, доходим до входа в Хитрую. А что, если подняться по ручью выше и копнуть с другой стороны от уже известной каменоломни? Примерно прикинули — вроде система не очень большая, должна была закончиться. И тут — удача: в конце точильного рва обнаруживается проседание грунта, а из щели чуть ли не со свистом дует ветер. Дальше — как в анекдоте про прапорщика: «что тут думать — тут копать надо!». Вскоре халява заканчивается и начинаются тяжелые камни. Но под вечер справляемся и с ними: образуется небольшой пролаз, в который удается просочиться паре-тройке самых худых участников. Пора посылать «гонца» в Старицу за шампанским. Но сначала — все же изучить найденное. Вскрыт небольшой обвальный зал, дальше пути нет. Значит, снова копать. Вытаскиваем из пола несколько камней, и сразу открывается проход в штрек — высокий и длинный. Идем по нему с ощущением первооткрывателей. Вдруг на глаза попадается пластиковый стаканчик, лежащий на куче свежей глины. Наверное, из обвального конуса сверху просочился — бывает. Но сомнения уже закрадываются. Наконец, сомнений не остается: на стене — старый «автограф» одного из первооткрывателей Хитрой. Ломиться назад через обвалоопасную щель смысла нет: находим старый выход и выползаем. День потерян, а завтра уже уезжать.

Поиски минералов и окаменелостей обычно начинаются со сбора подъемного материала. Обычно это вымытые ручьями из стенок или осыпавшиеся со склона маловразумительные фрагменты, хотя случается найти таким образом и очень достойные образцы. После того, как первый материал собран, имеет смысл потратить время на поиски «коренника». Если находки были в ручье, то место это, скорее всего, не только выше по склону, но и выше по течению: вода может переносить небольшие камушки на очень значительные расстояния.

Например, в Тихвинском (Ярославская область), знаменитом своими триасовыми отложениями, нам то и дело попадались на берегу Волги конкреции с юрскими аммонитами, изрядно окатанные рекой. Но открытых коренных выходов юры найти не удалось. При этом очень похожие образцы мы собирали днем раньше в другом месте, километрах в двадцати отсюда.

Особняком стоят места, информации о которых вроде бы достаточно, но она тонет в общем потоке, и найти ее, просто «ткнув пальцем в небо», не так просто. Например, малые города России. Когда основные и самые известные уже изъезжены, начинаются поиски чего-то нового. Для меня такими городами-открытиями стали, например, Вязники (роскошный собор и очень интересные образцы деревянной архитектуры), Егорьевск (впечатляющие старинные фабрики) и Бобруйск (крепость из мощных, в основном заброшенных бастионов, разбросанных по большой территории). Если нитка маршрута проходит по железной дороге, я обычно проверяю в поисковых системах большинство станций по пути: нет ли чего интересного и заслуживающего отдельной остановки в их окрестностях.

Ищем новые места

Стоит сказать пару слов и о поиске новых интересных мест для фотосъемки: необычных ракурсов, фактур и пейзажей. Здесь важно не только место, но и время. А, точнее, угол, под которым лучи солнца падают на снимаемую сцену. Часто отличие просто хороших фотографий от потрясающих, снятых в том же месте, состоит исключительно в правильно угаданном (или пойманном) фотографом освещении. А некоторые сюжеты возможно сколь-либо вразумительно снять исключительно в определенное время. Например, многие наскальные рисунки — петроглифы — и заметить-то можно только в косых лучах солнца. Планируя путешествие по местам, где они могут быть, лучше подгадать поиски под рассветное или закатное освещение. Разумеется, солнце в это время не должно быть спрятано за ближайшей скалой. Даже просто приметив интересный пейзаж, постарайтесь угадать время, когда это случится: возможно, сюда удастся вернуться.

Долго разглядывая в полдень «оленьи камни», мы  не могли понять, где же там олени. Но стоило солнцу приблизиться к линии горизонта, удивились своей близорукости: вот же они! Так что народные легенды о поиске кладов в лунную ночь и только определенного числа имеют под собой основу: в другое время можно не заметить тайный знак на камне или дереве.

Комбинируем цели и делимся

Ищем новые места

Конечно, можно задать одну-единственную цель перед путешествием. Например, просто пройти маршрут за заданное время, вернуться с окаменелостями определенного периода, привезти интересные снимки редкой флоры и фауны или обнаружить в лесу остатки покинутой когда-то деревни. Но, чтобы снизить риск приехать домой в расстроенных чувствах и с пустыми руками, полезно иметь несколько других задач и запасных вариантов. Уделите хотя бы пару часов работе с источниками, чтобы понять, что необычное может обнаружиться там в принципе, и что из этого представляет интерес — не для вас, так для кого-то еще. Поддерживайте контакты с людьми «смежных» увлечений — от военных поисковиков до лингвистов: возможно, удастся «подкинуть» кому-то из них интересное открытие. А они, в свою очередь, могут поделиться с вами чем-то, что не входит в круг их интересов, но для вас станет подарком.

Не стоит, однако, пускаться в другую крайность: выкладывать в общий доступ информацию о новых местах, которым грозит скорое исчерпание. Яркий пример — замечательная книга «Цветные камни Подмосковья» Г.П. Володаровича, изданная в советские времена многотысячным тиражом. Она открыла многим удивительный мир камня, однако большинство описанных в книге месторождений за короткое время стали историческими. Например, староситненские натечные халцедоны сегодня можно встретить лишь в старых коллекциях, да изредка особо упорным энтузиастам попадаются маловыразительные на фоне исторических образцов остатки былой роскоши. Голутвинские агаты еще иногда появляются на минералогических выставках, но цены на них «космические». Дмитровские кремни и русавкинские жеоды спасло только то, что их очень много.

Сейчас вопрос стоит еще острее, поскольку хорошие образцы минералов и окаменелостей стали вполне прибыльным бизнесом. «Схема запала месторождения» всегда одинакова: первооткрыватель сообщает о нем по секрету паре друзей, каждый из них — еще паре своих знакомых, те — своим, а затем один из «знакомых знакомых» оказывается профессиональным торговцем минералами и приезжает туда на «Газели» с перфоратором. Результат очевиден. В любом случае, если в удачной поисковой экспедиции участвовало несколько человек, то и решать судьбу дальнейшего распространения информации они должны вместе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *