От конкреции до коллекции: секреты препарирования окаменелостей

Большинство палеонтологических находок на месте обнаружения имеют весьма неприглядный вид. Интересный коралл может быть сплошь покрыт известковой коркой, от роскошной ветвящейся мшанки торчать лишь крошечный кусочек, а перламутровая раковина аммонита — состоять из множества трудносопоставимых фрагментов. Не говоря уже об ордовикских трилобитах Ленобласти, которые, как правило, «живут» в камне целиком и начинают представлять интерес лишь на финальных этапах препарирования. В музеях и на выставках мы привыкли видеть совершенно другие образцы, доведенные до совершенства долгим и кропотливым трудом. Попробую рассказать в общих чертах о пути образца от находки в карьере до коллекционной полки, а заодно поделиться некоторыми хитростями препарирования окаменелостей.

Ветвящаяся мшанка в фузулиновом известняке
Ветвящаяся мшанка в фузулиновом известняке. Вся препарация проводилась заточенной отверткой, в финале — компрессы со слабым раствором кислоты и вымачивание в воде.

На месте находки

Некоторые образцы встречаются в природе практически сразу в «готовом к употреблению» виде. Например, знаменитые ульяновские плитки с аммонитами: если камень раскололся удачно, на нем уже будет готовая перламутровая композиция, и единственное, что можно сделать — это аккуратно уменьшить с помощью молотка и зубила площадь плитки по краям, оставив на ней лишь «полезную информацию». То же касается большинства окаменелостей в других слоистых породах — таких, как отпечатки рыб и растений в мергелях. Правда, образец может расколоться неудачно. В этом случае ремонтом лучше заняться сразу в полевых условиях: когда находки прибудут на место, есть вероятность, что края ощутимо покрошатся, и линия склейки станет хорошо заметна. Для склеивания образцов непосредственно на месте находки хорош клей на основе цианоакрилата — особенно его модификация, предназначенная для металла, камня и жемчуга. Он отличается от классического «суперклея» густой консистенцией и чуть более медленным схватыванием (существует ненулевой шанс успеть исправить ошибку). Но самого главного в инструкции нет. «Недокументированная» особенность этого клея в том, что он относительно неплохо схватывается даже на влажных поверхностях, что незаменимо для свежедобытых образцов. Хотя делать этого не рекомендуется, иногда просто нет другого выхода.

Аммонит из фрагментов
Аммонит из фрагментов. Был найден в виде россыпи мелких кусочков и склеен

Если все делать по правилам, следует брать ценные образцы с хорошим запасом породы, чтобы заняться препарированием уже дома. Но для их нарушения могут быть три причины. Первая — ограничение по весу. Если вы улетаете с места поиска самолетом, взять с собой пятьдесят-шестьдесят килограммов сырья вряд ли получится. То же касается и путешествий с рюкзаком за плечами: собранные в первый день килограммы фоссилий могут испортить всю дальнейшую поездку. Вторая причина — в том, что не всегда понятно, достоин ли препарирования тот или иной образец. А третья связана с вашими соседями: если тонкое препарирование — работа достаточно тихая, то изготовление из полуметровой глыбы камушка размером с кулак — процесс весьма громкий, и лучше провести его там, где никто не слышит. Поэтому большинство находок я всегда препарирую начерно на месте обнаружения, либо вечером того же дня в полевом лагере. Для этого удобен небольшой набор победитовых скарпелей различной ширины. В отличие от тупого зубила, которое скорее раскалывает породу по внутренним трещинам камня, чем согласно воле палеонтолога, скарпель позволяет отделять небольшие фрагменты весьма точно и предсказуемо. Но ювелирной работе скарпелями чаще всего предшествует размахивание небольшой кувалдой. Если глыба слишком велика, ею удобно разобрать часть породы с противоположной от образца стороны.

Убрать лишнее

Препарирование — освобождение образца от вмещающей породы — может быть как сухим, так и мокрым. Здесь все зависит от многих факторов, включая плотность и однородность породы и хрупкость самого образца. Часто бывает удобно начерно отпрепарировать окаменелость «на сухую», а затем замочить на несколько часов в воде, которая размягчит известняк или мергель, сделав его более пластичным и податливым. Недостаток мокрого метода — постоянное «замыливание» каменной мукой расчищаемой поверхности: чтобы видеть сам объект, его приходится непрерывно промывать, окуная в большую емкость с водой и смывая труху кисточкой.

Чашечка морской лилии
Чашечка морской лилии. Дремель, заточенная отвертка, игла. Изначально были видны только фрагменты двух рук.

Инструменты, применяемые на различных этапах, могут отличаться, но чаще всего процесс идет в последовательности «зубило — скарпель — тонкая заточенная отвертка — игла с ручкой — химикаты и ватные палочки». Отвертка отличается от скарпели не только размерами, но и мягкостью металла. Твердосплавным наконечником лучше вообще не прикасаться к окаменелости, а действовать лишь вокруг образца. Отвертка же не будет оставлять глубокие царапины на находке при первом прикосновении, и к ней вполне можно прикладывать усилие, добравшись непосредственно до фоссилии.

При работе любым инструментом, практически всегда необходимо строго выдерживать направление удара или нажима к образцу, а не от него. Конечно, из каждого правила есть и свои исключения. Часто встает выбор: снимать породу часами по крошке в направлении образца, либо пойти на риск и ударить в противоположном направлении — с неплохой вероятностью, что единственный удар сразу же раскроет значительную площадь раковины или панциря. Если вы сделали выбор в пользу второго — держите наготове клей и лупу, чтобы в случае неудачи сразу же качественно склеить образец и продолжить препарирование.

Электрические граверы типа дремеля могут применяться на различных этапах — кроме, пожалуй, самых тонких: здесь все зависит от используемых насадок. Алмазным диском можно сделать глубокий надпил, чтобы отколоть значительный кусок породы строго в заданном месте, резцы применяются при оконтуривании мелких деталей, а шлифующие насадки служат для выравнивания поверхности вокруг образца, чтобы грубые борозды от инструмента не стали похожи на штриховку в стиле «раннее Марокко». Кто видел подобные образцы, поймет, о чем я.

Доверять ли химии?

Для окаменелостей из известняков, замещенных кремнеземом (кварц, кремень или халцедон), существует большое искушение просто бросить образец в кислоту и достать очищенным через пару дней. В девяти случаях из десяти этого делать не стоит. Хотя кислота растворит производные кальцита (известняк) и не тронет кремень, результат, скорее всего, будет далек от ожидаемого. Во-первых, замещенная кремнем окаменелость, кажущаяся в куске породы монолитной, может оказаться покрытой густой сетью микротрещин и держаться лишь на известковом «цементе». Особенно это касается тонких раковин брахиопод, которые при удалении связующего вещества — известняка — как правило, рассыпаются на сотни крошечных фрагментов. А, во-вторых, мелкие детали строения — такие, как септы у кораллов — могли заместиться как раз кальцитом, и бесследно растворятся в кислоте, оставив вам на память лишь самые прочные, кремневые части фоссилии.

Rugosa с расчищенной чашечкой
Rugosa с расчищенной чашечкой. В чашечку заливался уксус, после чего септы расчищались иглой.

Кислоты, да и то в тщательно подобранной концентрации, обычно стоит использовать лишь на финальном этапе для удаления тонких известковых корочек, оставшихся после механической препарации. Впрочем, иногда опыт с «химическим ускорением» процесса оказывается удачным. Если вы собрали множество однотипных окаменелостей — почему бы не закинуть одну-две из них отмокать в кислоте, достать и посмотреть, что получилось и нужна ли кропотливая механическая обработка для остальных? Вообще, «частных случаев» здесь очень много. Практически любой ценный образец представляет собой именно такой «частный случай». Прежде чем приступать к очистке ответственных участков, стоит проверить на тыльной стороне образца или на оставшихся после уменьшения его объема обломках механические (как раскалывается) и химические (как растворяется) свойства породы, а при расчистке продвигаться от менее ценных и сложных участков к самым ответственным.

Пара слов об ультразвуке

Ультразвуковая ванночка — незаменимый инструмент палеонтолога-любителя. Образец кладется в воду, и высокочастотные колебания приводят к тому, что от него отваливается все, что плохо держится. Ржавый налет, известковые корочки или просто сильные загрязнения в труднодоступных местах — все это замечательно удаляется ультразвуком. Немного подкисленная и подогретая вода в несколько раз ускорит процесс (концентрированные кислоты использовать не стоит). Однако, ультразвук — вещь коварная. При первом применении он дает такой «вау-эффект», что возникает искушение все образцы без разбора бросать в ультразвуковую ванну, как и в случае с кислотой. После нескольких безнадежно испорченных окаменелостей это чувство проходит. Поэтому пользоваться методом стоит очень аккуратно, и в основном на финальных этапах — для удаления тонких корочек и белого налета, который не очистить механически.

Створка Choristites sp.
Створка Choristites sp. Механическое препарирование, в финале — ультразвук в слегка подкисленной воде

Метод компрессов

Иногда встречаются образцы комбинированного состава. Например, композиция из кальцитового коралла-ругозы и замещенной кремнеземом раковины брахиоподы со сложным рельефом. Рельеф раковины не почистить механически, а для коралла неприменима химия. В этом случае, отпрепарировав вручную все, что поддается очистке, можно точечно протравить нужные детали кислотой, не затрагивая остальных поверхностей. Для этого делаются компрессы из ватных дисков, которые и накладываются на подлежащие химической очистке детали образца. Чтобы кислота не испарялась, сверху помещается полиэтиленовая пленка. Под действием химии кальцитовые корочки на образце размягчаются, а дальше иглой проявляется его структура. Обычно всю операцию приходится повторять несколько раз, а в конце стоит замочить образец на пару суток в большом объеме воды, периодически ее меняя. Так удалятся остатки проникшей в поры камня кислоты, которая иначе продолжит медленно разрушать образец изнутри.

Кремневая раковина брахиоподы и кальцитовый коралл
Кремневая раковина брахиоподы и кальцитовый коралл. Комбинированный метод: механическая очистка ругозы и кислотные компрессы на раковину.

Дополнительное оборудование

При расчистке мелких деталей незаменима лампа-лупа. Чем больше будет ее диаметр — тем больше свободы вы получите при препарировании. Для работы с мелочами, которые обрабатываются не на столе, а в руках, во многих случаях окажутся удобнее увеличительные очки. Мешочек из прочной ткани, набитый песком, позволяет надежнее зафиксировать образец во время грубой обработки и смягчить удары в тех местах, которые не должны отколоться. «Убитыми», пришедшими в негодность кусачками удобно разбирать по трещинам относительно мягкие породы вроде фузулинового известняка. Фрагменты отделяются точно и без лишнего шума. Наконец, на некоторых этапах может пригодиться и микроскоп (лучше бинокулярный). Но начинать можно, имея под рукой лишь минимальный набор. Небольшой молоток, пара скарпелей, часовая отвертка и примотанная проклеенными нитками к карандашу игла позволяют сделать очень много.

Зуб Psephodus sp.
Зуб Psephodus sp. В процессе извлечения из породы раскололся на три фрагмента и был склеен под лупой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *