Невидимое из глубин: пара слов о пещерной макросъемке

Ограничивая поток визуальной информации, Подземля обостряет наши чувства. В пещере зрение вынуждено довольствоваться небольшим клочком пространства, выхваченном из окружающей тьмы узким пучком света от фонаря, либо крошечным пятнышком вокруг зажженной свечи. В результате фотохудожник, привыкший искать и видеть незаметные детали на земной поверхности, в пещере или каменоломне оказывается в еще более выигрышной ситуации. Однако подземная макрофотография имеет не только свои преимущества, но и массу технических сложностей. Что, чем, и — главное — как снимать под землей? Попробую поделиться в этой статье своим небольшим опытом.

Капли на плесени. Каменоломня Ватутинки
Капли на плесени. Каменоломня Ватутинки

Готовим технику

Не буду останавливаться на общих моментах подземной фотографии, с которых принято начинать любую статью на эту тему: пыли, холоде и высокой влажности. Да, грязно: жидкая глина под коленями, под животом, а то и на зубах. Да, холодно и мокро. Но со всеми этими трудностями современная техника (и спелеофотографы) легко справляются, а конкретные советы можно почерпнуть из любой обзорной статьи. Поговорим о другом.

Полет капли. Пещера Ледяная, Старица
Полет капли. Пещера Ледяная, Старица

Как сфокусироваться на падающую каплю? Балансируя на одной ноге в жидкой глине и держа в одной руке камеру, в другой — источник света, а в третьей… Да, третья рука не помешает!

Зимующая бабочка-совка. Каменоломни Подмосковья
Зимующая бабочка-совка. Каменоломни Подмосковья

В традиционной фотографии все это элементарно решается с помощью штатива и макрорельсов. Под землей же вероятность того, что заинтересовавший вас куст плесени будет расти в большом зале, да еще и на ровной каменной плите, достаточно большой, чтобы устойчиво установить на ней штатив, а с потолка не будет лить вода, способная привести в негодность технику за долгие минуты ее развертывания, ничтожно мала.

Каменоломня Ватутинки. Фото - Елена Максимкина
Каменоломня Ватутинки. Фото — Елена Максимкина

Первое, что необходимо — это дополнительный источник постоянного света, не связанный с головой или каской фотографа. Достаточно яркий, чтобы осветить объект во всех деталях, и при этом достаточно мобильный, чтобы распереть его в какой-нибудь щели, направив световой поток строго в нужном направлении. Об автоматической фокусировке в большинстве случаев можно забыть. О наводке на резкость с помощью фокусировочного кольца — как правило, тоже. Обычно я использую ручную фокусировку методом движения самой камеры — поэтому фокусировочный свет должен быть не просто ярким, а очень ярким, а его источник — максимально приближен к объекту съемки.

Каменоломня Ватутинки. Фото - Елена Максимкина
Каменоломня Ватутинки. Фото — Елена Максимкина

Удобны для этого мощные диодные фонари типа «Феникс». Если сюжет не требует точной цветопередачи и основывается на графике форм, их же можно использовать и непосредственно для съемки. В противном случае применяется внешняя вспышка (или вспышки), связанная с камерой с помощью синхрокабеля (надежно, почти бесплатно, но неудобно), радиосинхронизатора (удобно, но ненадежно), либо светосинхронизатора (дешево, удобно, но еще ненадежнее).

Каменоломня Ватутинки. Фото - Елена Максимкина
Каменоломня Ватутинки. Фото — Елена Максимкина

Для равномерной подсветки и чтобы избежать резких теней, с противоположной источнику света стороны может потребоваться размещение небольшого диска-отражателя. Он же используется и для создания различных цветовых эффектов — например, используя не белую тканевую, а золотистую сторону диска, либо цветные вставки, можно получить на каплях красивые рефлексы.

Каменоломня Ватутинки. Фото - Елена Максимкина
Каменоломня Ватутинки. Фото — Елена Максимкина

Крайне желательно наличие ассистента, столь же увлеченного подземной фотографией. Без него во многих случаях никак, однако лишь увлеченный человек будет готов лежать с полчаса в луже талой воды на ледяном полу пещеры и по вашей команде двигать вспышки на доли градуса. Еще лучше, если фотограф и ассистент периодически меняются местами: и сюжеты получатся разнообразнее, и стимул слишком уж издеваться над напарником пропадает: потом он сможет отыграться на вас.

Каменоломня Ватутинки
Каменоломня Ватутинки

Выбор объекта

Большинство подземных пространств с точки зрения фотографа-«макрушника» — это прежде всего мир капель. Капли, неспешно набухающие и стремительно летящие вниз с начинающих зарождаться сталактитов… Капли, покрывающие жемчужным ожерельем фактурный глиняный пол пещеры… Капли, сверкающие, точно драгоценные цветы на кончиках пушистых кустов плесени… Капли, инкрустирующие блестящим узором крылья зимующей бабочки или брюшко впавшей в анабиоз сонной летучей мыши… Под землей можно увидеть множество сюжетов с их участием, но самый сложный и один из самых красивых — съемка капли в полете. Здесь придется фокусироваться на место, с которого она вот-вот готова оторваться, ловить моменты и делать десятки дублей: подземные условия крайне стабильны, попыток у вас будет практически неограниченное число, и рано или поздно все получится.

Ледяные образования. Каменоломня Ледяная, Старица
Ледяные образования. Каменоломня Ледяная, Старица

Плесень и грибы также вполне достойны стать самостоятельным объектом съемки — тем более, что под землей они принимают весьма своеобразные формы, совершенно непохожие на грязные клубки биомассы, известные нам по поверхности.

Нитевидные кристаллы на ледяном сталагмите. Сокские штольни
Нитевидные кристаллы на ледяном сталагмите. Сокские штольни

Кристаллы арагонита, кальцита, гипса, кварца и других минералов, впечатляющие своим разнообразием и красотой в естественных пещерах, встречаются в каменоломнях гораздо реже. Но это не означает, что их там нет: внимательно глядя по сторонам, можно разглядеть естественные полости, вскрытые старыми выработками — когда крошечные, а когда и вполне внушительных размеров. Во всяком случае — для того, чтобы туда целиком поместился фотограф с камерой. Но полюбоваться кристаллами и поснимать их можно и во многих полостях, крайне бедных минералогически. Лишь бы вход был сравнительно широким, а внутри — достаточная влажность. Речь идет о вырастающих зимой кристаллах льда. Даже те из них, что мелкой изморозью покрывают потолок привходовых частей большинства наших каменоломен, под увеличением удивительно красивы. А при благоприятных погодных условиях вырастают и настоящие гиганты с ладонь размером, притом с идеальной внутренней структурой.

Ледяные кристаллы. Пещера Китеж, Пинега
Ледяные кристаллы. Пещера Китеж, Пинега

Интересный объект для макросъемки могут представлять и различные окаменелости, в изобилии представленные в известняках. Причем породы в старых штреках не подвержены выветриванию, и часто сохраняют столь мелкие элементы структуры, встретить которые на карьере возможно, лишь удачно расколов каменную глыбу и взяв образец сразу же: после пары-тройки дождей он будет уже не тот. А в старой выработке он десятилетия, а то и столетия будет сохраняться в неизменном состоянии.

Кристаллы льда на корнях деревьев. Никитская каменоломня
Кристаллы льда на корнях деревьев. Никитская каменоломня

Наконец, живые обитатели пещер представляют собой интереснейший объект для съемок. В первую очередь это летучие мыши, дожидающиеся весны бабочки (преимущественно совки), комары и пауки. Зимующих насекомых следует искать в основном на потолке в привходовых частях, а летучих мышей есть шанс встретить в самом дальнем уголке. Фотографируя спелеофауну зимой, следует помнить о том, что она впала в анабиоз не только от холода, но и по причине отсутствия пищи — которой не будет, как минимум, до конца весны. Поэтому действуйте осторожно, чтобы не разбудить и не обречь, тем самым, вашу «фотомодель» на голодную смерть.

Зимующие бабочки. Каменоломни Подмосковья
Зимующие бабочки. Каменоломни Подмосковья.

Магия света

Максимально точное направление источника света необычайно важно для макрофотографии вообще. Для подземного макро это важно вдвойне, а для подземного макро с прозрачными и полупрозрачными объектами, имеющими различимую внутреннюю структуру — например, ледяных кристаллов — втройне. При использовании постоянного света проблем обычно не возникает: картинка, которую видит фотограф в видоискатель, в точности (с поправкой на настройки экспозиции) отобразится на матрице камеры. С импульсным же все сложнее. Очень приблизительно можно «поймать» место, откуда и куда должна светить вспышка, освещая объект съемки фонарем. Но для многих крошечных объектов сдвиг вспышки относительно «пилотного» фонаря буквально на миллиметр или на доли градуса может дать совершенно другую световую картину: структуры, которые были идеально видны в свете фонарика, тут же перестают «читаться» при попытке сделать кадр со вспышкой. Пожалуй, единственный выход в полевых условиях, близких к экстремальным — это снимать несколько дублей, экспериментируя с положением источника света.

Продольный скол одиночного коралла Rugosa. Каменоломни Подмосковья
Продольный скол одиночного коралла Rugosa. Каменоломни Подмосковья

Следует помнить и о том, что в условиях минимального количества объектов, когда большую часть кадра занимает темнота, термин «бокэ» — не пустой звук. Когда снимок содержит мало информации — каждая размытая, оказавшаяся вне зоны резкости пылинка обращает на себя внимание — и от формы и оттенка размытых контуров эстетика снимка будет зависеть не в меньшей мере, чем от переднего плана. Поэтому экспериментов — чем больше, тем лучше: испытание объективов с разными оптическими схемами, игры с величиной диафрагмы, изменение подсветки заднего плана могут кардинально изменить восприятие итоговой работы.

Фото Елены Максимкиной и Алексея Полякова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *