На Кавказ за окаменелостями и не только

На это путешествие нас вдохновила замечательная книжка И.Е. Воробьева «Поиск ископаемых на Северо-западном Кавказе». Подробнейшее описание нескольких десятков палеонтологических точек и красочные таблицы впечатляющих находок сделали свое дело: от возможности найти хотя бы часть этого богатства в красивейших местах отказаться было сложно.

Отпрепарированные аммониты. Ручей Молчан
Отпрепарированные аммониты. Ручей Молчан

Адлер — город суматошный, в самом худшем смысле этого слова. Сочетание переполненного общественного транспорта (с большими рюкзаками не влезть) и в конец обнаглевших таксистов, хамящих и заламывающих цены вдвое выше среднемосковских, несколько выбило нас из колеи. Неужели после проведения Олимпиады весь Краснодарский край превратился в ЭТО? К счастью, обошлось, и вечер мы встретили в Кудепсте в дружелюбной и гостеприимной атмосфере небольшого семейного гостевого дома, а на закате любовались с пустынного в октябре галечного пляжа на потрясающее «световое шоу» из облаков и солнца над морем.

Небо над морем. Кудепста
Небо над морем. Кудепста

От поселка, вверх по течению реки Кудепста, поднимается грунтовая дорога — то расширяясь до вполне проходимого на машине состояния, то превращаясь в узкую тропинку, периодически пересекая реку с одного берега на другой через многочисленные броды. Впрочем, мы попали на период низкой воды, и разуваться пришлось всего единожды. Река то уходит под землю, оставляя сухое русло, то образует многочисленные небольшие озерца с кристальной водой со множеством рыбы, наблюдать за которой в таких естественных «аквариумах» — одно удовольствие.

Рыбы в р. Кудепста
Рыбы в р. Кудепста

Практически сразу за поселком, в реке нам стали попадаться плитки плотных темных песчаников, выглядящие для патеонтолога-любителя весьма «аппетитно». Времени на разведку места было немного, однако, расколов несколько плиток, удалось добыть отпечатки цветковых растений довольно посредственной сохранности, с трудом поддающиеся идентификации и непонятного возраста.

Отпечатки цветковых растений. Р. Кудепста
Отпечатки цветковых растений. Р. Кудепста

Большая часть русла Кудепсты проходит по сказочному заросшему лесу. Он кажется совершенно нетронутым человеком, и только поросшие мхом причудливые коряги мертвого самшита напоминают о недавней экологической катастрофе — завезенной к Олимпиаде из Италии вместе с саженцами бабочке Cydalima perspectalis, уничтожившей в считанные месяцы вековые леса.

Сказочные леса Кудепсты
Сказочные леса Кудепсты

Ближе к вечеру мы добрались до конечной цели первой вылазки — месту, где река выходит из причудливой формы каньона. Место сказочной красоты, к тому же дикое и безлюдное: палатку поставили в лесу, прямо у входа в каньон. Согласно упомянутой во вступлении книге, в плитах чуть выше уровня воды должны «водиться» меловые морские ежи прекрасной сохранности.

Каньон р. Кудепста
Каньон р. Кудепста

Сколько мы ни осматривали пласты породы, ничего похожего на торчащих из нее морских ежей обнаружить не удалось, да и следов разбивания камней другими палеонтологами замечено почти не было. Только на следующий день, перед уходом, я случайно обнаружил на сколе одного из камней у кострища знакомый силуэт. Пара ударов молотком — и в руку ложится половинка панциря морского ежа. Правда, настолько ужасной сохранности, что пришлось оставить его на месте «поимки». А этот вечер преподнес другой сюрприз. Случайно направленный на другой берег реки фонарик получил неожиданный ответ в виде довольно яркой вспышки света. Как будто глаза ночного животного — только «глаз» один. Решили проверить догадку и начали специально мигать в направлении источника света. Точно — светлячок (жук из семейства Lampyridae)! Поймать и сфотографировать его не составило труда: до самого последнего шага светляк непрерывно давал «подсказку», где он находится.

Светлячок
Светлячок

На следующее утро довольно быстро добрались до села Красная Воля, но короткий опрос местных жителей показал, что автобус уже ушел, а следующий будет не скоро, и мы решили спускаться по дороге в Хосту пешком. В Хосте, конечно, решили тоже заглянуть на море, но оно не принесло такой радости, как в Кудепсте. Нас ждал советский курорт в худшем смысле этого слова — с многочисленными шашлычными, уродливым пирсом, «загоном» из бетонных плит и узкой замусоренной полосой у моря. Как ни странно, по сравнению с безлюдной Кудепстой здесь было довольно много отдыхающих. Что находят люди в таком «отдыхе» и как можно специально сюда ехать, да еще и платить деньги за столь сомнительное удовольствие — осталось для меня загадкой. А дальше — «Ласточка» в Хадыженск, и море для нас совсем закончилось на некоторое время, зато начались горы и реки, обещающие много интересного в плане палеонтологии.

Река Пшеха для палеонтолога — это что-то вроде Мекки для мусульманина или Лувра для ценителя изящных искусств. На небольшой площади она вскрывает слои самого разного возраста — от мела до неогена — открывая в каждом из них окаменелости удивительной сохранности. С палеогеновыми и неогеновыми точками с многочисленными отпечатками рыб и растений мы уже были знакомы по мартовской вылазке: несмотря на сезон высокой воды, тогда удалось набрать немало. Поэтому решили сосредоточиться на месторождении аптских аммонитов в районе Новых Полян.

Аммонит. Ручей Молчан
Аммонит. Ручей Молчан

Берег реки нас встретил жидким, засасывающим илом и большими, покрытыми грязью камнями, разглядеть в которых что-то было довольно проблематично. Даже ровную площадку, на которой можно было бы удобно расположиться, мы не нашли: пришлось довольствоваться одним из валунов. Проковырявшись часа два без видимого результата, мы собрались, поднялись наверх и пошли по старой лесовозной колее к следующей точке — ручью Молчан.

Конкреция с аммонитом. Ручей Молчан
Конкреция с аммонитом. Ручей Молчан

Первые аммониты обнаружились буквально через несколько минут поисков. Точнее, это был невзятый или потерянный фрагмент аммонитовой банки, расколотой кем-то до нас. Наконец-то хоть какой-то результат: лагерь можно ставить здесь. И место удобное, и аммониты близко. Дальнейшие поиски принесли еще несколько аналогичных фрагментов конкреций, в том числе с крошечным гетероморфным аммонитиком. Однако из нетронутых человеком конкреций наружу не выглядывало по-прежнему ничего. На разборку «вслепую» каждой из них нашим маленьким молоточком уходило слишком много времени, а все конкреции оказывались в результате пустыми, и мы решили полностью переключиться на «паразитирование» на отвалах наших более подготовленных предшественников.

Гетероморфный аммонит. Ручей Молчан
Гетероморфный аммонит. Ручей Молчан
Ядро гастроподы. Ручей Молчан
Ядро гастроподы. Ручей Молчан

Наутро был запланирован двадцатикилометровый переход на несколько десятков миллионов лет вперед: от меловых аммонитов ручья Молчан к олигоценовым отложениям близ села Красный Дагестан, знаменитым ископаемыми рыбами и крабами. Пройдя по бездорожью только половину этого расстояния, мы вышли на асфальт и моментально застопили попутку прямо до точки. Привязка в книге дана столь подробная, что ошибиться, казалось, если и можно, то на пятьдесят-сто метров, не больше. Однако, обшарив все окрестности, мы не нашли вообще ничего похожего на обнажение. Похоже, что точка просто «закончилась», обвалилась и заросла бурьяном, как часто бывает с локальными палеонтологическими объектами. Дойдя до деревни и убедившись, что никакого транспорта в нужном нам направлении здесь не бывает, мы решили идти пешком, через станицу с говорящим названием Безводная.

Воды в окрестностях действительно нет: ни ручья, ни озера, ни даже крупных луж. Наполнив у местных жителей имеющиеся емкости водой, мы отошли еще несколько километров от станицы, где и заночевали в лесу у дороги. А утром, полные сил, двинулись по отличной грунтовой дороге с твердой уверенностью, что к середине дня окажемся в Шунтуке. Но спустя несколько километров наше счастье закончилось: кратчайший путь, проложенный навигатором, упорно посылал нас по руслу весьма полноводной и бурной реки Курджипс. Точнее — по тракторным колеям, которые сначала выводили к реке, а затем терялись в густых зарослях ежевики. В результате решили ехать стопом — с крюком через Курджипскую и Садовый.

Отпечаток рыбы. Безымянный ручей - приток р. Курджипс
Отпечаток рыбы. Безымянный ручей — приток р. Курджипс

Здесь-то, у самой трассы, мы случайно набрели на интересную палеоточку, о которой до сих пор ничего не было известно. Сначала наше внимание привлекли куски известняка — явно привозного, которым укрепляли откос шоссе в районе небольшого ручейка, притока Курджипса. Они оказались неожиданно богаты фауной — в основном кораллами и двустворками. А решив расколоть наугад несколько плотных темно-серых плит в бортах самого ручья, я увидел, пусть и не лучшей сохранности, но все же вполне вразумительную рыбу. Спустя некоторое время, в руки легли остатки рассыпающегося позвоночника еще одной; к сожалению, вторую находку сохранить не удалось. Но время поджимало, и, добавив к тщательно упакованной в туалетную бумагу рыбе несколько кораллов из известняка, мы поехали дальше. Автостоп в Адыгее прекрасен, и, спустя небольшое время, мы уже отдыхали в гостевом доме в Шунтуке, а хозяйка Анна угощала нас медом с собственной пасеки, расположенной здесь же. Сама пасека располагается в вагончике на колесах: можно смотреть, что где цветет, отвозить в нужное место и собирать разный мед в любое время.

Место впадения р. Шунтук в р. Белая. Адыгея
Место впадения р. Шунтук в р. Белая. Адыгея

Место впадения небольшой речушки Шунтук в реку Белая известно многочисленными находками миоценовой флоры в мергелях и глинах — в основном отпечатками листьев. Пейзаж здесь крайне живописен: бурные воды Белой окружены отвесными глинистыми обрывами. А вот спуститься довольно сложно. Фактически, мы нашли единственное место, где это можно сделать сравнительно спокойно, но дальше по реке не пройти. Время шло к закату, и находок было сделано немного: кусочки углефицированных веточек, крошечные раковины гастропод и двустворок — правда, впечатляющей сохранности.

Двустворка и гастропода. Миоцен, р. Шунтук
Двустворка и гастропода. Миоцен, р. Шунтук

Хаджохская теснина — одна из главных достопримечательностей окрестностей. Место действительно красивое: река Белая здесь резко сужается и входит в извилистый известняковый каньон. Но, как и большинство окультуренных мест, безнадежно испорчено музеефикацией: ярко-желтые перила из толстенных труб по всей длине маршрута не дают ощутить единение с природой.

Золотая осень. Адыгея
Золотая осень. Адыгея

Гораздо больше впечатлила прогулка по долине реки Мишоко в паре километров от теснины. Неиспорченные цивилизацией скальные тропы, начавшаяся в горах золотая осень, небольшой живописный водопад в конце пути — и практически полное отсутствие людей.

Водопад на р. Мишоко. Адыгея
Водопад на р. Мишоко. Адыгея
Дольмен. Джубга
Дольмен. Джубга

Настало время снова выбираться к морю. Рассматривание спутниковых снимков подсказало одно из немногих мест на побережье, от которых можно ожидать природных красот, а не бетонных пляжей с плотной застройкой — несколько километров вдоль моря западнее Джубги. Поселились мы на территории кажущегося полностью заброшенным советского санатория.

Разрушенный санаторий. Джубга
Разрушенный санаторий. Джубга

Осыпавшаяся штукатурка на роскошных когда-то зданиях и дикие заросли вокруг внушали подозрение, что здесь давно ничего не работает, но один из корпусов оказался все же сравнительно отремонтирован и открыт. Прямо между руин санатория находится довольно нетипичный дольмен: полукруглая стена из каменных плит вокруг портала образует подобие внутреннего дворика. Не составило труда и залезть внутрь: проход оказался довольно широким, хотя обычно в подобные отверстия может протиснуться только очень худой и тренированный спелеолог.

Внутри дольмена. Джубга
Внутри дольмена. Джубга

Скалистое побережье в окрестностях Джубги довольно живописно и сложено «вкусными» на вид, но совершенно пустыми в плане палеонтологии плитами. Единственное, что удалось раздобыть — друзы небольших, но красивых кристаллов гипса, выстилающих полости в породе. Так что последняя надежда оставалась на реку Дефань в Туапсинском районе, где должна была находиться заключительная из запланированных нами палеонтологических точек.

Подебежье Черного моря. Джубга
Подебежье Черного моря. Джубга

Мы спустились от Джубгинской ТЭЦ к реке и двинулись вверх по течению, внимательно разглядывая конкреции. В отличие от ручья Молчан, здесь полностью отсутствовали следы палеонтологов: ни кусков аммонитов, ни даже их отпечатков из расколотых кем-то конкреций. Собрав три наиболее привлекательных внешне, раскололи: две были пустыми, а в третьей сидело ядро аммонита неплохой сохранности. Одна конкреция из трех! Результат обнадежил. Но на этом находки и закончились: кроме небольшого количества фрагментов, невразумительных отпечатков и слагающих здесь целые слои строматолитов, найдено ничего не было.

Строматолиты. Р. Дефань. Фото - Елена Максимкина
Строматолиты. Р. Дефань. Фото — Елена Максимкина

Зато неожиданно продуктивной оказалась ночная фотоохота на живых беспозвоночных. Прогулка в темноте вокруг палатки принесла несколько десятков макрофотографий разнообразной живности — паукообразных, мокриц, жуков и многоножек.

Макроохота на р. Дефань
Макроохота на р. Дефань
Макроохота на р. Дефань
Макроохота на р. Дефань
Макроохота на р. Дефань
Макроохота на р. Дефань

Выводы, сделанные из этого путешествия, примерно следующие:

  1. Несмотря на стройки последних лет и многочисленные попытки угробить природу, Краснодарский край по-прежнему привлекателен для путешественников. Районов, удаленных от раскрученных курортов, цивилизация практически не коснулась. Никаких особых запретов (на установку палатки и прочее) также не наблюдается, а имеющиеся кострища заботливо обложены камнями.

  2. Большинство окаменелостей (особенно аммонитов) содержится в очень прочных алевротиловых или сидеритовых конкрециях. Наружу из них, как правило, ничего не торчит, а процент пустых валунов крайне высок. Поэтому без хорошей кувалды на длинной ручке здесь делать практически нечего: остается только подбирать остатки недособранного более старательными предшественниками.

  3. Поскольку аммониты Северо-западного Кавказа высоко ценятся и популярны, коммерческими охотниками за окаменелостями собрано в известных местах почти все. Лучше всего не полагаться на готовые описания точек, а искать новые, ориентируясь на хорошую геологическую карту региона и особенности рельефа. Так, на спонтанно найденном нами и не описанном в литературе обнажении за пару часов было найдено больше, чем за два дня кропотливых поисков в русле «раскрученной» реки Дефань.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *